Провинциальный fashion

Модельный бизнес манит многих тольяттинских девушек. Практически каждая красавица мечтает цокать каблуками по подиуму под вспышками фотоаппаратов и восхищенными взглядами мужчин. О моделинге в Тольятти я расспросил Евгения Иванова, одного из самых известных представителей fashion-бизнеса в нашем городе. Сегодня он успешно готовит к профессиональной работе тольяттинских моделей , но когда-то и сам дефилировал по подиуму...

В околомодельной тусовке 90-х годов пошлого века я провел лет пять, прежде чем профессионально в нее влиться. До этого танцевал в go-go в ночном клубе MDC, а еще раньше работал дизайнером-консультантом в мебельном салоне. В тусовку я попал благодаря знакомству с Евгением Трефиловым, ныне живущим в Москве. У него было свое агентство «Трефилов». Я много ездил с этой компанией по показам, познакомился со всеми моделями агентства. Однажды даже выступил в качестве манекенщика сам. Так что я один раз в жизни был на подиуме, теперь гоняю других по этому «пути». Меня же туда теперь ничем не заманишь.

Мне было предложено возглавить агентство «Трефилов», когда его владелец собрался переезжать в Москву. Но это показалось тогда слишком сложным и непонятным. Я от всех  предложений и уговоров отказался. Но потом всё-таки пришел в другое тольяттинское модельное агентство, «Подиум», - в качестве преподавателя хореографии, где проработал год. Уйдя из «Подиума», я стал арт-директором известного в Тольятти агентства «Ra-Fashion». На этом посту, среди прочих успехов, пережил двух директоров. Их увольняли, а я оставался. В 2001 году работал в агентстве «List», которое существовало до меня и «сдохло» - надеюсь, без моего участия. Вместо него образовался «Люмьер», в котором мне даже напечатали визитки, но я ими не успел воспользоваться, потому что агентство покинул очень быстро, и оно скоро "умерло" естественным путём. В 2002 я ушел из моделинга, как мне думалось, навсегда, и стал заниматься другими делами.

Потом в моей жизни появился «идейный» человек, который сказал: «Раз тебе нигде не нравится работать, создай свое модельное агентство, в котором всё будет для тебя идеально». Он не только помог советом на словах, но дал финансовую возможность открыть собственное агентство. Я сразу предупредил, что моделинг – дело совсем не прибыльное, поэтому возврата такой ссуды стоит ждать не раньше, чем года через два.

На эти деньги я стал продвигать моделей, а не себя и офис. Многие агентства начинают с того, что снимают пафосное помещение в каком-нибудь хорошем месте, нанимают штат административного персонала, дают множество рекламы во все СМИ Тольятти и заявляют о том, что вот сейчас очень быстро "отобьют" вложенные в это "миллионы". Не знаю, кто их так жестоко обманывает (или они лгут сами себе), но так не бывает. Я потратился на создание бука агентства: набора профессиональных фотографий моделей, которые можно показывать заказчикам и партнерам.

До сих пор с тихим ужасом вспоминаю боевое крещение агентства – первый День Рождения журнала «Я покупаю». В показе, который мы устраивали, было более ста шестидесяти выходов моделей. Он шел в режиме non-stop порядка двух часов. Было ощущение, что я провел Russian Fashion Week за один день. Страховая сумма одежды и аксессуаров для показа была одной из самых больших, которую я когда-либо видел за всё время работы. В итоге ничего не пропало, не порвалось и не помялось. Обычно все заказчики этого боятся. Но у нас такого никогда не было в практике.

Через год активной работы, вопреки своим же ожиданиям, я сумел «выйти в ноль». Это случилось только потому, что я сумел грамотно направить полученные деньги. Разумеется, встал вопрос о том, что пора бы и долг вернуть. Мы встретились с моим «идейным» кредитором. Он сказал, что дела его идут неплохо и отказался от возврата средств. Получается, мне агентство подарили. Приятно было до одури.

Сейчас FIRST Model Management - на взлете. Недаром говорят, что во время кризиса всегда нужно начинать заниматься чем-то новым. Болезненный и неразвитый тольяттинский модельный рынок "умер" окончательно (надеюсь, что возродится он на новом, более качественном для нас и заказчиков уровне), и я решил, чтобы не остаться без работы самому и дать возможность заработать манекенщицам, налаживать контакты с московскими и зарубежными агентствами. Удалось наладить деловые контакты со всеми крупными модельными агентствами столицы, за исключением двух-трёх, но и с ними я веду переговоры. Со многими арт-директорами и скаутами (сотрудниками агентств, занимающимися поиском новых лиц) поддерживаю дружеские отношения. Поэтому я смог наладить для моих моделей каналы выхода на московские и мировые подиумы.

Тольяттинок пока нет в мировых топах, но я над этим активно работаю. В FIRST сейчас есть несколько перспективных девушек. Например, Наталья Шайхутдинова, победившая в конкурсе «Супермодель Тольятти 2010», съездила в Москву на конкурс «Славянка», где всем очень понравилась. Сейчас веду переговоры с несколькими ведущими модельными агентствами о продолжении ее карьеры. На днях поступило предложение о работе для неё с крупным мировым модельным агентством. Недавно ко мне пришла тринадцатилетняя девочка. Мне она показалась очень перспективной, и я не ошибся. Ее уже сейчас ждут в модельном агентстве в США.

У всех центров моды свои требования и предпочтения к манекенщицам. В Париже, например, любят слегка неправильных девушек. Москва же требует губы, грудь и блонд. Одна и та же модель не факт, что сможет работать и в Милане, и в Токио. Перед скаутом из «материнского агентства» стоит задача правильно выстроить карьеру манекенщицы. Если у него это не получится, то девушка останется в профессии невостребованной. Поэтому я стараюсь давать только выполнимые обещания и ответственно подходить к работе с моделями и выстраиванию контактов агентства.

В Тольятти нет модельного рынка, как нет его и во многих других городах и регионах России. Зарплата модели в нашем городе серьезно проигрывает даже в сравнении с пособием по безработице. При этом заказчики платят деньги за показы только мне и Ra-fashion. Все остальные агентства работают, в основном, бесплатно. Почему-то сложилось мнение, что манекенщица должна быть счастлива, что дефилирует по подиуму в кофточке за двадцать тысяч рублей, поэтому материально вознаграждать ее за труд нет никакой нужды. При таком положении дел хорошо зарабатывать можно, только имея большие объемы заказов, что тоже почти не возможно. В Тольятти очень часто бывает «не сезон». Нет показов в январе и июле, в конце сезона никому ничего не надо, а вначале все только раскачиваются. При этом каждый год появляются новые модельные агентства, которые снова и снова рушат весь нарождающийся рынок. Работа модели в Тольятти – это хобби, а не постоянный стабильный заработок.

Основная статья доходов региональных модельных агентств – школы моделей. Я поработал в некоторых из них и понял, что это всего лишь отъем денег у девушек, которые, как правило, не будут востребованы в fashion-бизнесе вообще. Совсем недавно ко мне пришли две выпускницы одной из тольяттинских модельных школ. У них были нарядные дипломы, в которых значилось, что девушки с отличием окончили курсы профессиональных демонстраторов одежды. Учили их полгода и брали по 1200 рублей в месяц. Я увидел много совершенно не нужных для профессиональной модели дисциплин, а когда спросил: «Что вам преподавали?» Услышал: «Нас научили ходить». Правильно поставить шаг и обучить дефиле можно за несколько дней, а вот зачем нужны были остальные полгода учебного процесса? Им даже не сделали профессионального бука модели. Поэтому в FIRST Model Management нет модельной школы. В регионах, по информации московских агентств, такой профессиональной честностью могу похвастаться только я и еще коллега из Ростова-на-Дону.

Существование на деньги от модельных школ создает порочный круг, из-за которого в регионах нет модельного рынка. Модельные агентства, вместо того, чтобы существовать, как это принято во всем мире, на процент от контрактов своих моделей, собирают деньги с девушек, чтобы могли на что-то существовать те, кто знают, что такое моделинг. Все эти скауты, букеры, фотографы и визажисты работают на поиск и воспитание настоящих моделей. Обыкновенным девушкам-выпускницам предлагают бесплатно участвовать в показах, поэтому статус всех моделей обесценивается, и заказчики перестают платить даже профессиональным манекенщицам. А если девушке один раз не заплатили, то ей уже никогда не заплатят. Бесплатно модель может работать, только если ей это выгодно в профессиональном плане. Например, съемка для журналов пополняет профессиональный бук новыми фотографиями. Все остальные бесплатные работы нельзя называть модельным бизнесом, это больше похоже на кружок самодеятельности, где на подиум может выйти девушка ростом 168 сантиметров, с объемом попы 93 и непонятным цветом крашеных волос, но это будет безвозмездно.

Кроме бесплатной работы у начинающих моделей есть и другие ограничения. Разумеется, нужно постоянно следить за фигурой. Также существует негласный запрет на участия в сомнительных съемках эротического содержания, которые так любят предлагать провинциальные фотохудожники. Крупные агентства создают не только образ модели, но и ее историю, в которой нет места подобным фотосессиям. Все помнят скандал с победительницей конкурса «Мисс Россия - 2009» Софией Рудьевой, который разразился из-за опубликованных в Интернете кадров ее ню-съемки в пятнадцатилетнем возрасте. Теперь на ее карьере в большом модельном бизнесе можно поставить крест. Знаменитая Наталья Водянова два года сидела в Париже без работы, но не приняла ни одного такого предложения. Поэтому смогла получить первый крупный контракт с Calvin Klein и, став за годы труда супермоделью, теперь может позволить себе эротические съемки. Но и это не просто эротические съёмки, а, например, съёмки для коллекционного календаря PIRELLI. Запретным для моделей, мечтающих о профессиональной карьере, является и участие в эскорте.

Да, в Тольятти есть модельные агентства, оказывающие эскорт-услуги. Также существует такая скользкая тема, как fashion-присутствие, когда модели украшают собой какую-нибудь вечеринку или презентацию. Обычно это проходит вполне нормально и прилично, но бывают и исключения. На одной из таких вечеринок, на моей памяти, девушки сидели за накрытым столом, к ним подсаживались и пытались завести разговор мужчины. Все это выглядело как откровенный полусъем. Ко мне с такими предложениями не обращаются уже около двух лет, потому что поняли, что я не занимаюсь подобными вещами и дорожу своей профессиональной репутацией. Я за чистоту определений. Если агентство занимается организацией вечеринок – пусть называется event-агентство, если fashion-бизнесом, то это модельное агентство, а если предоставляет эскорт-услуги – пусть имеет при входе соответствующую табличку.

Эскорт без секса – это особый вид извращения, которым почти никто не страдает. В Тольятти цены на подобные услуги, по моей информации, начинаются от 30 000 рублей за сутки. Богатые клиенты платят такие деньги не за то, чтобы девушка приятной внешности слетала с ними в Куршавель и просто скрасила там их одиночество. В такие рассказы об эскорте без секса я бы поверил, будь мне 19 лет.

Я не гонюсь за большими деньгами или славой Петра Листермана. Для меня главное – быть в гармонии с собой. И меня совсем не беспокоит то, что в моей гостиной нет дорогого кожаного дивана, а езжу я на отечественном авто и не одеваюсь в дорогих бутиках. Сейчас решены все насущные проблемы – есть крыша над головой, деньги на еду и одежду, устроена личная жизнь и мне хочется достроить, наконец, то агентство, в котором мне все будет нравиться. Чем я и занимаюсь на протяжении 5 лет и планирую заниматься дальше. Мне нагадали, что в 39 лет я стану состоятельным мужчиной. До назначенного срока остался всего один год. Что ж, будем надеяться. Но если на меня не прольется с неба золотой дождь, я совсем не обижусь.

Автор: Печкин Юрий

Комментарии

Rambler's Top100