«Игрок»: рецензия

«Игрок»: рецензия

Вне зависимости от праздников, катаклизмов или скандалов, связанных с фильмом «Левиафан», люди продолжают ходить в кино и требовать хлеба и зрелищ. Процесс не остановился, и это вселяет надежду. «Аррива» посмотрела фильм «Игрок» с Марком Уолбергом, который выйдет в широкий прокат 22 января, и попыталась понять, что вселяет надежду в главного героя и почему так важно всегда оставлять в револьвере ещё один патрон.

В 1974 году, когда режиссёру Руперту Уайтту было только два года, на экраны вышел фильм «Игрок» с Джеймсом Кааном. Картина рассказывала о судьбе преподавателя по литературе, который пристрастился к азартным играм и оправдывает свою зависимость размышлениями и цитатами из романа Достоевского «Игрок». Тогда молодой актёр Каан только отснялся в двух частях трилогии «Крёстный отец» и был в самом расцвете своей карьеры. Участие в этой драме принесло ему номинацию «Лучшая мужская роль» на премию «Золотой Глобус». И вот спустя сорок лет уже выросший и возмужавший Руперт Уайтт решил снять ремейк того фильма.

Нельзя сказать, что новый «Игрок» снят по мотивам фильма 1974 года или романа Достоевского. Для того чтобы исключить всевозможные ложные параллели, замечательный сценарист Уильям Монахэн вымарал из текста какие-либо упоминания русского классика. Вместо этого он добавил Шекспира и Камю. Именно появление французского экзистенциалиста в сценарии и сыграло решающую роль в общем решении картины. Это тот удивительный случай, когда из одного маленького элемента рождается целое художественное произведение, а одна деталь задаёт тон всему интерьеру.

Очень символично появление Марка Уолберга в роли профессора Джима Беннетта. Актёр совершает уже не первую попытку вырваться из плена амплуа туповатого, но обаятельного качка и попробовать себя в действительно драматической роли. Здорово, что он является продюсером с тонким чутьем на коммерчески выгодные проекты и порой может себе позволить взять самого себя на роль к себе в фильм. Так получилось и на этот раз. И впервые после фильма «Ночи в стиле буги» Марк Уолберг сыграл действительно сложного и интересного персонажа. Можно смело сказать, что фильм «Игрок» стал настоящим бенефисом актёра.

Образ преподавателя литературы и заядлого игрока Беннетта наполнен трагизмом и жаждой саморазрушения. Благодаря своему нигилизму Джим лишён страха и смотрит на жизнь с изрядной долей скепсиса и цинизма. Создатели картины с первых кадров знакомят нас с обаятельным и милым человеком. Он умеет легко располагать к себе людей, едко шутит, хорошо выглядит и почти ничего не принимает близко к сердцу. Джим вышел из очень богатой семьи, но совершенно не намерен держаться за свои связи. Он сам по себе и выбирает именно такую жизнь, какую заслужил. Мы видим персонажа, которого действительно ничего не волнует. А вот дальше судьба и сценаристы начинают играть с героем в очень опасную игру. Они подкидывают ему испытания одно за другим, как бы спрашивая: «Действительно на всё наплевать? А вот так? А теперь? А если по лицу тебя ударить? Всё равно наплевать?». И герой, раз от раза, мужественно сжав зубы и сделав грустное выражение лица, отвечает: «Наплевать. Наплевать. Наплевать!».

Пересказывая студентам повесть «Посторонний» Альбера Камю, Беннетт делает акцент на том, что герой Мерсо стреляет в солнце пять раз. Учитывая, что в револьвере шесть патронов, несложно догадаться, для кого оставлен последний. После этой небольшой и совершенно неважной для сюжета сцены Камю больше не вспоминается. Однако зритель постоянно думает, оставит ли герой Уолберга патрон для себя или остервенело разрядит всю обойму в солнце, и будь что будет? Герою приходится пройти через такие унижения и подлости, что любой здравомыслящий человек приберёг бы для себя план отхода.

В одной из сцен Беннетт оставляет в аудитории одного нерадивого ученика и просит, умоляет, уговаривает и заставляет его учиться. Именно эта сцена становится центральной в развитии персонажа Уолберга. Дело в том, что сам актёр не смог в свое время даже окончить школу, и теперь, много лет спустя, в своём темнокожем партнёре по сцене он видит себя в молодости. Столько бессильной злобы, печали, жалости и любви в словах профессора Беннетта, что ему действительно веришь. Слова об утраченных возможностях, о будущем, которое можно так легко потерять, обращённые говорящим к себе самому, дают зрителю надежду, что вот сейчас профессор возьмёт себя в руки и поборется за ускользающую сквозь пальцы жизнь. Но этого не происходит. До самого финала фильма персонаж Уолберга упорно занимает позицию «постороннего» наблюдателя.

Совершенно очевидно, что голливудский формат построения фильма диктует свои правила. Для того чтобы оставить финал открытым, продюсеры, сценаристы и режиссёр должны долго биться с владельцами киностудий. В данном случае создатели «Игрока» не смогли одержать верх в этой битве. Конец у фильма есть, и вполне однозначный. Хотя за несколько минут до финальных титров, крупным планом показано вращающееся колесо рулетки. Перед зрителем проносятся «чёрное», «красное», «зеро» и скачущий белый шарик. И зритель знает, что никакого «запасного патрона» уже нет. Либо жизнь, либо смерть. Нет права на ошибку. И вот тут должен быть конец фильма...

Однако заботливый режиссёр не бросает растерянного зрителя посреди подпольного казино. Он выводит нас на ночные улицы Лос-Анджелеса и даёт возможность в последний раз вдохнуть этот тёплый воздух города ангелов.

Узнать о фильмах, которые уже сейчас идут в кинотеатрах вашего города, можно в нашем традиционном обзоре новинок кино.

Автор: Николай Гросицкий

Комментарии

аватар пользователя: Олег Бурков
Олег Бурков19 января 2015 в 01:22

Да, довольно неожиданно видеть Уолберга не в тупой комедии про копов :) Любопытно будет посмотреть.

0
  • Ответить
аватар пользователя: Сергей Сафонов
Сергей Сафонов19 января 2015 в 12:23

да у него куча крутых ролей

0
  • Ответить
аватар пользователя: Николай Гросицкий
Николай Гросицкий22 января 2015 в 05:28

Каких?

0
  • Ответить
аватар пользователя: kamenko
kamenko19 января 2015 в 08:47

Достоевский снова в тренде, то «Двойник», то «Игрок». Ждём «Подростка».

0
  • Ответить
Rambler's Top100